Институт Восточной Европы
Главная Исследования Логос Прогнозис Библиотека Научные тетради Корреспондент
О проекте
Корреспонденты
Архив ИК


Рубрика интеллектуальный корреспондент

Поиск национальной идентичности и процессы глобализации в Республике Беларусь
Алексей Колик

3 июля в нашей стране празднуется День независимости Республики Беларусь. Надо сказать, что в последние годы День Независимости, который раньше казался второстепенным праздником, получил совершенно иной статус и стал для государства праздником №1. Власть призвала народ понять и принять, то, что независимость для белорусов имеет важнейшее значение. Приоритет на интеграцию с Россией уступил в Беларуси место приоритету независимости. Такова сейчас государственная  идеологическая доктрина и основной вектор международной политики.  Безусловно, тема независимости наводит на мысли о базисе осмысления народом себя как независимого. Базисом является понятие национальной идентичности, поскольку именно оно позволяет выделить себя из числа других народов и заявить о праве на суверенитет.
Тема национальной идентичности белорусов после 1991 года традиционно живо обсуждается в различных социальных группах. Все прошедшие годы тема не теряла своей актуальности, но в связи с теми или иными событиями менялся ракурс ее рассмотрения. В начале 90-х  преобладало мнение о вполне конкретных, имеющих историческое и культурное подтверждение признаках наличия национальной идентичности. Затем в период тяжелых социально-экономических потрясений 90-х  вопрос ушел на второй план и к концу ХХ века скорее сменился тезисом о размытости национальной идентичности. В настоящее время происходят новые события, которые вновь возвращают общественное сознание к периоду начала 90-х.
Для Беларуси данная  тема носит исключительно острый и жизненно-важный характер. Ведь полную государственность страна обрела менее двадцати лет назад, большая часть взрослого населения выросла в рамках парадигмы единого советского пространства и была носителем стандартного советского менталитета. Жители советской Белоруссии (как тогда называлась республика) практически утратили связь с национальной культурой и языком. Особенно активно в той период люди выступали против использования белорусского языка. Например, в школах учащиеся отказывались говорить на родном языке на уроках белорусской литературы и языка, в ВУЗах и вовсе не ставился вопрос его употребления. Также абсолютно формально в рамках школьной программы изучалась история страны. Согласно существовавшей школьной программы,  история Беларуси начиналась с революции 1917 года. А что было до указанной даты, никого не интересовало. Недавно из уст нескольких ведущих белорусских историков я услышал, что получая  университетский диплом по специальности «история» они практически ничего не знали о многовековых дореволюционных традициях, как и другие студенты,  изучали только послереволюционные события. В последующем они сами по крупицам восстанавливали утраченную связь с реальной историей.
Оказавшись совершенно неожиданно для себя после распада Советского Союза в суверенной стране, белорусы встали перед необходимостью задать себе экзистенциальный  вопрос  «А  кто же мы такие, чем мы отличаемся от других народов?». Такой вопрос кажется совершенно немыслимым для жителя Франции или Голландии, но он быстро и болезненно встал перед гражданами страны рек  и озер, как часто называют Беларусь. Как известно, экзистенциальные  вопросы наиболее трудно решаются личностью, поскольку заставляют ее  коренным образом пересмотреть предшествующее бытие и осмыслить невиданные доселе горизонты. Поэтому по прошествии времени поиск национальной идентичности продолжается, впрочем, при этом изменяется ситуация, в которой находится общество.
Что же происходит в настоящее время? Происходит довольно интересное явление, которое можно назвать «Соревнование за национальную идентичность». Соревнование  заключается в том, что прежнюю монополию оппозиции на использование национальной идеи существенно нарушила официальная власть и теперь наперегонки с оппозицией взялась ее насаждать. Начиная с 1994 года только оппозиция всячески старалась осмыслить такие понятия как  «белорусская идея», «белорусский менталитет», «белорусские традиции». Собственно говоря,  в этом оппозиция в основном и видела свое основное предназначение. В то же время она практически не занималась экономикой, решением конкретных социальных вопросов (чем и создала себе образ мечтателей далеких от реальности).
Власть же в 90-е дистанцировалась от «белорусских вопросов» и нацелила свои усилия на решение геополитических и экономических проблем. Но теперь ситуация значительно изменилась. Теперь власть начала активно играть на поле оппозиции и ставить  вопросы о национальной  идентичности с использованием всего арсенала имеющихся у нее средств. А средств то у нее предостаточно. Все основные СМИ работают на государство и в состоянии в течение короткого периода сформировать необходимые установки.
На центральном белорусском телевидении начали показывать цикл передач о выдающихся национальных деятелях и истории страны,  в репертуарах театров все больше ставится пьес национальных драматургов,  в Художественный музей привезена коллекция слуцких поясов (уникальный метод создания поясов, который применялся в белорусском городе Слуцке), в рамках государственной программы развития въездного туризма началось восстановление исторических архитектурных сооружений, под эгидой государства проводятся национальные праздники. Государство вместе с церковью пропагандирует  личности-символы: Ефросинью Полоцкую, Кирилла Туровского и других.
С помощью этих действий государство перехватило инициативу у оппозиции, которая еще не поняла, что же за явления происходят без ее участия  и выглядит достаточно обескураженной.
В чем же причина смены стратегической линии официальной власти, почему она произвела ее? Основной причиной, безусловно, является необходимость создания новой идеологической парадигмы, в основе которой находится национальная идея. Новая парадигма взята на смену старой, которая была создана для старшего поколения и содержала советские догматы. Но время идет, старшее поколение все меньше интересует власть. Она заинтересована в умах и сердцах среднего поколения и молодежи. Что можно предъявить им?  Никакой новейшей идеологии местными обществоведами разработано не было, они даже серьезно не брались за ее создание. Единственный верный и быстрый выход из  ситуации  - возврат к историческим традициям. Что и было сделано властью  в кратчайшие сроки.
Параллельной тенденцией настоящего момента стало нарастание глобализации социально-культурной жизни страны. Беларусь традиционно жила в стороне от главных «мейнстримов», как-будто на своем хуторе, куда не докатываются волны мировых событий. Только в ХХI веке глобализация по-настоящему  пришла и в Беларусь. Все же практически невозможно, находясь географически в центре Европы, сохранять статус  маргинальности как абсолюта. Из-за рубежа в страну пришли глобальные технологии мобильных телефонных сетей, супермаркетов, ресторанов, гостиниц. Характерно, что многие рестораны и кафе в национальном стиле закрываются, а начинают процветать франчайзинговые рестораны под знаменем мировых брендов. Сейчас в Минске  бум на пятизвездочные отели. Минчане активно подключаются к кабельным телевизионным сетям и смотрят передачи каналов всего мира, в кинотеатрах в основном показывают американские или европейские кинофильмы. Единственной попыткой вывести на экран кинофильм  с национальной проблематикой была лента «Анастасия Слуцкая». По местным меркам проект был большим,  финансировался государством. Характерно, что премьера была приурочена именно ко Дню Независимости  пять лет назад. Однако, фильм не вызвал интереса у зрителей, сейчас о нем практически никто не вспоминает. Зато во время показов  фильмов о Джеймсе Бонде или Супермене  билеты раскупаются  невероятно быстро. Восточная цивилизация тоже активно проникает в Беларусь вместе с развитием делового сотрудничества с Китаем, Южной Кореей, Японией. В Минске много предложений записаться на курсы восточной гимнастики, пройти лечение по восточным методикам и т.д. Среди молодежи сейчас стало модно ездить в Индию. Несколько моих знакомых сейчас пакуют вещи, чтобы отправиться в Индию, провести там несколько месяцев и обрести духовное совершенство посредством индийской философии.
Два потока (с запада и востока) глобализации подавляют своей мощью еще не окрепшие национальные традиции. Через подобные события прошла уже не одна страна в Европе. В свое время французы и немцы  были близки к состоянию шока, опасаясь экспансии глобальной культуры, в первую очередь американского масскульта. История показала, что они в состоянии выдержать наплыв чужого влияния и сохранить собственную идентичность за счет крепких традиций. А какая перспектива у белорусов, смогут ли они выдержать натиск глобализации и сохранить национальные традиции, еще не определив для себя национальную идентичность?
Как же осмысливает себя современный белорус или белоруска в рамках  в амбивалентной ситуации двух противоположных тенденций: глобализации и развития национальной идентичности?  Пока еще недостаточно эмпирического материала для того, чтобы адекватно ответить на этот вопрос. Но, первично возникает впечатление, что белорусы более органично, без напряжения принимают глобализацию. Ее идеи, символы ближе им и понятнее, чем далекие воспоминания о временах Великого Княжества Литовского. Белорусу проще быть «таким как все в Европе», чем «не таким как русские». Ведь именно через оппозицию белорус/русский политическая оппозиция  и деятели белорусской культуры (писатели, художники, философы) обозначали национальную идентичность. Для них ответ был достаточно прост – белорус это не русский. Он говорит на своем языке, отмечает другие праздники, имеет другой быт,  национальную кухню и т.д.
Но реальность показала уязвимость такой позиции. Во-первых: белорусы не видят   столь радикального отличия от русских. Оно признается, но не является фактором жесткой демаркации. В нем нет определенных коренных отличий. Во-вторых: в настоящее время много белорусов работает и учится  в России и они скорее готовы пойти на ассимиляцию в рамках российского пространства, чем на национальную автономизацию.  И самое главное – помимо русских существуют и другие народы. Как же определить свое отличие от них? Рядом живут поляки, литовцы. Чем отличается белорус от них? Очень легко найти религиозные, исторические, бытовые отличия. Но где дефиниция сущностной самости?
Характерно, что большинство белорусов вообще  не артикулирует признаков национальной идентичности. Им трудно описать, чем же  кардинально отличается  белорус. Часто в качестве признаков «белорусскости» используются понятия, которые носят неоднозначный характер. Например, таковым является так называемая «памярковнасць» (это сложное понятие, которое сочетает в себе толерантность как позитив и пассивность как негатив). Также существует понятие как «тутейшасць», которое с одной стороны явно указывает на национальную самобытность, а с другой на провинциальность. Большинство жителей страны относится к указанным понятиям как к исключительно условным, скорее воспринимает их с юмором.
Писатели и художники всегда основой национальной идентичности делали язык. Их тезис – «Если ты говоришь  на белорусском языке, то ты белорус». Однако, большая часть населения (в том числе и интеллигенция) по-прежнему не стремится говорить на белорусском языке, но при этом мыслит себя белорусами. Вероятнее всего, языковой критерий теряет свое значение в эпоху глобализации. Мои знакомые, которые называют себя белорусскими националистами, говорят на русском языке. Их дети усиленно учат европейские языки, на  практике  используют свои знания во время поездок в Европу. Маловероятно, что они будут в дальнейшем «беларускомовными». Скорее молодое поколение станет людьми мира и будет говорить на нескольких основных мировых языках.
Вероятнее всего ни государство с его мощными средствами влияния, ни деятели оппозиции и культуры не успеют сформировать в условиях глобализации развитую национальную идентичность. На первый план выйдет  культурный космополитизм.  Скорее всего, национальная идентичность будет проявляться в основном  топологически. Белорусы будут выделять себя по принципу проживания в рамках своей страны. Тем более, что, несмотря, на отсутствие природных ископаемых, хороших земель, моря и т.д., Беларусь имеет очень выгодное местоположение. И до Запада  рядом и до Востока. Наверное, Беларусь ждет судьба Голландии, Дании, Швеции, где национальное живет скорее символически (во время праздников), а реальное бытие является конгломератом различных культур и языков.

Наверх >>

© 2001-2008 ежедневное интернет-издание prognosis.ru
При перепечатке материалов ссылка на prognosis.ru приветствуется
Адрес: 103009, Москва, ул. Б.Дмитровка, д.7/5, стр. 2 | Тел./Факс: +7 495 775 75 17 | E-mail: ive@prognosis.ru

Программирование designandtranslation.ru